Актуальные проблемы сохранения биоразнообразия
лесов Байкальского региона

Бизюкин В.В., Вейола П., Миеттинен П.

Бизюкин В.В., Вейола П., Миеттинен П. Актуальные проблемы сохранения биоразнообразия лесов Байкальского региона // Биоразнообразие Байкальской Сибири / В.М. Корсунов, Н.М. Пронин, Г.Г. Гончиков и др. — Новосибирск, 1999. — С. 192-199.


к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"



Андрей Марков диабета китайским пластырем, заказать пластырь dzhi dao.

Важнейшее условие устойчивости природного комплекса Байкальского региона — сохранность лесов, выполняющих многообразные средообразующие и защитные функции и одновременно служащих источником различной пищевой и непищевой продукции, в том числе ценной древесины.

Площадь земель лесного фонда водоохранной зоны Байкала в пределах Российской Федерации составляет 20,6 млн. га, или 72,1 % общей территории. В лесном фонде Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей леса, входящие в бассейн Байкала, составляют в целом 15,3 % (в Бурятии — 49, в Иркутской — 2, в Читинской области — 15 %). Лесистость региона — около 60 % (в Бурятии — 57, в Иркутской — 34, в Читинской области — 80 %) [Сводный проект..., 1984].

Все леса региона выполняют прежде всего многообразные природоохранные функции и поэтому отнесены к I и II группам. На леса I группы приходится 55 % лесного фонда, II группы — 45 %.

По площади наиболее представлены лесные экосистемы, выполняющие преимущественно водоохранные функции, произрастающие по берегам рек, озер и водохранилищ и защищающие нерестилища ценных промысловых рыб.

По площади и по запасу преобладает светлохвойная формация, где первое место занимают лиственницы сибирская и даурская. Насаждения с преобладанием в составе сосны обыкновенной занимают около 29 % от общей лесопокрытой площади. На темнохвойные леса приходится около 15 % площади, из которой 12,5 % — на кедровники. Из мягколиственных пород наиболее распространены березовые и осиновые насаждения, занимающие вместе около 12 % площади.

Кустарниковые заросли образуют в высокогорном поясе кедровый стланик, а в поймах рек и ручьев — ерники (заросли карликовых и кустарниковых берез), а также кустарниковые ивы. Размещаются кустарники по территории бассейна Байкала неравномерно. В Бурятии они занимают около 13 % площади, а в Иркутской области — лишь 5 %. В целом породный состав водоохранной зоны Байкала выражается таксационной формулой 4ЛЗС2К1Б+Е,П,Ос, ед.Т,И.

Возрастная структура лесов региона характеризуется неоднородностью по территории, что, наряду с пестротой природных условий, объясняется также неравномерностью антропогенной нагрузки на разные районы. Так, в центральной части бассейна Байкала (бассейн р. Уды) лесопокрытая площадь пройдена сплошными рубками на 25—50 %, тогда как значительная часть лесов региона промышленному освоению не подвергалась. Районы с интенсивными рубками характеризуются высокими классами пожарной опасности, что также способствует омоложению лесов, в связи с чем вполне понятным становится преобладание в бурятской части региона, прилегающей к Транссибирской железнодорожной магистрали, молодых и средневозрастных экосистем.

Производительность древостоев невысокая — средний класс бонитета IV, I. Однако в Прибайкальском лесохозяйственном районе продуктивность лесов, особенно сосновых и осиновых, несколько выше. .Встречаются сосняки и осинники II, I и даже Iа классов бонитета.

Преобладающие полноты насаждений 0,6—0,7, на которые приходится около половины всей лесопокрытой площади. Наибольшая средняя полнота, превышающая 0,7, отмечена у осиновых насаждений, наименьшая — для лиственничных и еловых лесных

экосистем. Сосновые насаждения характеризуются средней полнотой 0,63, причем в последние десятилетия отмечается ее стабильное увеличение за счет омоложения сосняков региона, подвергающихся интенсивному промышленному освоению и успешно восстанавливающихся на вырубках основной породой.

Наилучшими таксационными показателями характеризуются сосновые леса, обладающие ценной древесиной со средними диаметрами в спелом и перестойном возрасте 28—40 см, средними высотами около 20 м и запасом от 180 до 200 мз/гa. В отдельных районах встречаются сосновые насаждения с количеством ликвидной древесины, превышающей 500 мз/гa.

Большими запасами древесины характеризуются также кедровые, пихтовые и осиновые древостой, однако с точки зрения перспектив использования древесины эти породы существенно уступают сосне. Первые две — по причине исключительно высокого средообразующего значения кедровых и пихтовых насаждений, осина — исходя из слабой в настоящее время потребности региона в ее древесине. Преобладающие в бассейне Байкала лиственничные насаждения отличаются низкой продуктивностью, большой сбежистостью стволов и высокой фаутностью в старших классах возраста [Цай и др., 1981].

Все леса региона являются горными, хотя преобладающее их количество произрастает на склонах крутизной до 15°. На склоны 16—25° приходится, в зависимости от породы, от 14 до 48 % лесопокрытой площади, однако для преобладающих пород этот показатель находится в пределах 23—25 %. На крутых склонах (26° и выше) значительные площади занимает только кедровый стланик. К крутым склонам приурочены также до 10 % кедровых и пихтовых насаждений, играющих особую противоэрозионную роль в верхней (подгольцовой) части горных хребтов.

Положительная роль лесных экосистем в их средообразующем и средоохранном аспекте может быть существенно ослаблена хозяйственной деятельностью человека в регионе, в первую очередь, за счет лесных пожаров. По данным А.В. Побединского [1965], периодичность прохождения лесными пожарами лесных экосистем бассейна Байкала составляет 40 лет, т.е. хотя бы один раз за этот срок каждый лесной участок территории проходится огнем той или иной интенсивности. Существенную негативную роль играют нерациональные рубки на больших площадях. В местах, где сплошными рубками пройдено более 25 % лесопокрытой площади, существует опасность значительного снижения экологического потенциала лесов. Накопление площадей сплошных вырубок ухудшает качество вод, нарушает гидрологический режим на больших территориях, изменяет микроклимат, вызывает отрицательные эдафические последствия и, как следствие этого, оказывает существенное негативное воздействие на биоразнообразие региона. В результате антропогенного воздействия на леса выпадают отдельные компоненты лесных экосистем, теряется разнообразие, наносится ущерб генофонду, снижается эволюционный потенциал [Бизюкин, 1996].

Биологические исследования последних лет свидетельствуют о том, что особо охраняемые локальные территории не могут сохранить все и даже большинство видов растений и животных, разнообразных генетических ресурсов и экологических процессов. Для этого необходимы значительно большие пространства, чем может сейчас выделить общество под заповедники, национальные парки, заказники и т. п. Это в полной мере относится к Байкальскому региону.

Возникает необходимость разработки системы сохранения биоразнообразия больших территорий без превращения их в особо охраняемые. При этом необходимо выделить «ядро», т.е. устойчивую группу фоновых экосистем. Для бассейна Байкала, территория которого покрыта бореальными лесами, наиболее важна задача сохранения характерных и наиболее широко распространенных здесь типов леса.

Наиболее часто встречающиеся типы лесов на территории российской части бассейна Байкала (табл. 35) и их отдельные компоненты заслуживают особого внимания и система их рационального использования должна учитывать необходимость полной регенерации после различных видов антропогенного, а также естественного природного воздействия.

Не менее важна проблема сохранения в регионе исчезающих и редких компонентов лесных экосистем. На уровне такой таксонометрической единицы, как тип леса, речь должна идти о сосняках, лиственничниках и кедровниках широкотравных, встречающихся фрагментарно, как правило, на стыках с насаждениями других древесных пород.

Из сосновых типов леса широкотравные составляют лишь 0,7 % по площади. Характерный представитель этой группы типов леса — сосняк бруснично-бадановый, встречающийся редко в верхних частях теневых склонов на отметках 800—1000 м над ур. м. Экосистема довольно устойчивая, что определяется достаточным для успешного естественного возобновления количеством молодого поколения основной древесной породы под пологом спелых насаждений, однако малая площадь, занимаемая этим типом леса, вызывает определенные опасения.

Таблица 35. Наиболее распространенные типы леса бассейна озера Байкал

Наиболее распространенные типы леса бассейна озера Байкал

 

Лиственничники широкотравные, встречающиеся на стыке лесов из этой породы с сосновыми, а также лиственничники сфагновые, приуроченные к границе лиственничных и кедровых лесов, обладают невысокой устойчивостью и после пожаров, а также широкомасштабных промышленных рубок, нередко сменяются на производные березняки. Возобновление этих типов леса основной породой, как правило, неудовлетворительное.

Кедровники широкотравные встречаются редко и небольшими участками на отметках 1500—1600 м над ур. м. в верховьях мелких таежных речек и ключей. Возобновление в них слабое, так же как и в кедровниках зеленомошно-бадановых, приуроченных к крутым северным склонам на контакте со светлохвойными лесами. Небольшими площадями среди кедровых лесов расположены пихтарники берцовые и кочедыжниковые, являющиеся пихтовой стадией возрастного развития кедровников [Типы..., 1980].

На уровне видов растительного и животного мира лесных экосистем объекты, требующие различных степеней охраны, достаточно хорошо представлены в Красных книгах различного масштаба. Хорошей основой для разработки комплекса мероприятий по сохранению видов, которые в обозримой перспективе могут быть потеряны для Байкальского региона, может быть Красная книга Бурятии [1988].

Охрану и рациональное использование всех компонентов биоразнообразия лесов бассейна Байкала вполне возможно осуществлять, наряду с особо охраняемыми территориями, а также в рамках обычных лесохозяйственных производственных единиц. Сделать это можно на базе научно обоснованного проектирования лесохозяйственной деятельности с учетом многофакторности природного объекта. Для решения этой проблемы необходимо внесение существенных изменений в систему проектирования лесохозяйственной деятельности. Проектирование должно быть многоотраслевым, комплексным, с учетом максимального сохранения и рационального использования всех элементов и аспектов биоразнообразия лесов региона с охватом как фоновых, широко распространенных, так и тех видов растительного и животного мира, которые находятся под угрозой исчезновения или деградации.

Сохранение «ядра» Байкальских лесов, т.е. устойчивых, широко распространенных типов леса, которые подвергаются достаточно интенсивной эксплуатации, возможно путем строгой регламентации всех видов хозяйственной деятельности. Главным критерием при этом должно быть полное и быстрое восстановление всех элементов лесных биогеоценозов. Это относится как к светлохвойным (сосновым и лиственничным) лесам, во многих из которых хозяйство ориентировано на выращивание в короткие сроки ценной древесины, так и к темнохвойным, особенно кедровым, где в материальной сфере в основном используются продукты побочного пользования лесом, а также охотничье-промысловые и рекреационные ресурсы. В этом плане особенно важно использование кедровников и других темнохвойных лесов в качестве место-обитания соболя — ценного объекта промысловой и спортивной охоты, а также масштабной научно обоснованной организации добычи кедрового ореха. Детальная разработка таких мероприятий должна присутствовать в проектах деятельности всех лесохозяйственных предприятий региона, имеющих на своей территории темнохвойные леса. Для предприятий с достаточно большой площадью кедровников, таких как Бабушкинский, Прибайкальский, Бичурский, Байкальский лесхозы Республики Бурятия, должны разрабатываться специализированные проекты с уклоном ведения лесного хозяйства на данную древесную породу. Это относится ко всем перечисленным выше типам кедровых лесов.

Успешному и обоснованному проектированию деятельности в лесах, являющихся «ядром», может способствовать использование экологических карт, которые должны рассматриваться в качестве

необходимого элемента информации для проектировщиков о тех или иных территориях [Корсунов, 1994]. Опыт создания таких карт имеется в Бурятском научном центре СО РАН, и они могут быть особенно полезны при планировании лесохозяйственной деятельности, в первую очередь, — различных рубок, в таких широко распространенных типах леса, как сосняки и лиственничники брусничниковые, рододендроновые и злаково-разнотравные, наиболее высокопродуктивные в регионе. Для сохранения биологического разнообразия после их промышленного освоения обязательным является применение способов рубок, техники и технологии лесосечных работ, обеспечивающих полное восстановление материнских древостоев. Именно здесь молодняки на сплошных вырубках и гарях должны быть объектом проведения комплекса рубок ухода.

Один из путей решения проблемы сохранения биоразнообразия "ядра" бореальных лесов, а также исчезающих, редких и находящихся под угрозой перехода в эти две категории краснокнижных видов растительного и животного мира — внедрение в практику лесного хозяйства региона ландшафтно-экологических планов рубок. Это позволит сочетать использование древесных ресурсов с сохранением небольших по площади, численности или объему видов и объектов живой природы. К ним относятся редкие трутовые грибы, встречающиеся в долине Селенги, а также в районе Фролихинского термального источника и в темнохвойной тайге хр. Хамар-Дабан, виды мхов и лишайников, особенно важные для использования их с целью индикации, наиболее ценные лекарственные растения лесных биоценозов, глухариные тока и места скопления других ценных птиц и млекопитающих, гнезда редких крупных птиц, поселения речного бобра и др.

Для охраны ценных и исчезающих видов животных, при проектировании сроков проведения тех или иных лесохозяйственных мероприятий, следует соотносить их с годовыми циклами жизнедеятельности этих животных.

Специальные мероприятия следует проектировать и проводить для сохранения и улучшения состояния таких природных объектов, как отдельные таксационные выделы чозении толокнянколистной, требующей специфических рубок ухода и рубок обновления, а также очистки насаждений от плавника и мусора, приносимого паводковыми водами. Особого подхода требуют также насаждения и отдельные деревья вяза мелколистного, встречающегося на южной границе лесостепи.

Целесообразно создание специальных резерватов для расположенных в бассейне р. Хилок небольших массивов кедра сибирского, приспособленных к условиям низкогорья (от 700 м над ур. м.)

[Бобринев, Малых, 1996], а также для голубой формы ели обыкновенной, встречающейся небольшими группами по южному побережью Байкала и целыми выделами в верховьях некоторых рек, стекающих в озеро с северного склона хр. Хамар-Дабан.

Особое внимание следует уделить вопросу сохранения лесных болот, являющихся ценным элементом биоразнообразия, а также ландшафтом, исключительно важным с точки зрения регуляции стока. Следует отметить отсутствие достаточно обоснованных рекомендаций по охране и рациональному использованию в регионе этого природного объекта.

Дополнительные научные исследования требуются для разработки системы мероприятий по сохранению и восстановлению лесных экосистем хр. Хамар-Дабан, поврежденных токсичными аэропромвыбросами целлюлозных комбинатов. Несмотря на снижение объемов производства этих предприятий за последние годы, проблема не теряет остроту. Более того, в последнее время заметно проявление деградации не только темнохвойных, но и сосновых насаждений на расстоянии 50 км от БЦБК [Михайлова, Морозова, 1996]. Даже в 100 км от завода в сосняках, подвергающихся задымлению, проявляется существенное увеличение количества болезнетворных для растительности грибов и бактерий.

Непременным условием решения основных проблем сохранения биоразнообразия Байкальского региона следует считать создание современной службы мониторинга лесов, что могло бы обеспечить контроль за состоянием этого важного компонента биосферы региона и позволило бы своевременно вносить необходимые коррективы в практику лесного хозяйства.


к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"