Орлы Байкала

В.В.Рябцев

Орлы Байкала. В.В. Рябцев


к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"




Содержание:


ОРЛЫ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ!

И так, анализ ситуации говорит о том, что основные причины сокращении прибайкальской популяции могильника следует искать в районе ее зимнего пребывания. Но где именно располагается это район, до последнего времени не было известно. Зимовочный ареал могильника протянулся полосой почти через весь Азиатский материк - от Ирана до северного Вьетнама.

Выяснение района зимнего пребывания прибайкальской популяции приобрело важнейшее значение для разработки программы ее охраны. Еще в 1981-1983 годах я пометил в Предбайкалье 20 молодых орлов специальными алюминиевыми кольцами. Ни одно из них не было возвращено в московский Центр кольцевания. В настоящее время в таких объемах кольцевание орлят просто невозможно. Между тем, в 1980-х годах был разработан новый и очень эффективный метод слежения за мигрирующими птицами с помощью спутниковых радиопередатчиков. В 1984 году в США таким устройством (вес - 170 граммов) впервые был помечен американский белоголовый орлан. В последующие годы передатчики коренным образом модернизировались. Сейчас при весе в 50- 70 граммов они способны в течение 6-12 месяцев посылать сигнал, принимаемый орбитальными спутниками. К 1993 году во всем мире спутниковыми передатчиками были помечены уже 43 орла, различных видов.

В 1990-х годах группа специалистов Всемирной Рабочей Группы по Хищным Птицам, возглавляемая профессором Б. Мейбургом с помощью спутникового радиослежения изучала миграции орла-могильника в западной части ареала. Помеченный радиопередатчиком в зимний период в окрестностях Мекки (Саудовская Аравия) взрослый орел лето провел на Урале, а на зиму вновь вернулся в Аравию. Таким образом, для птиц Уральского района местонахождение зимовок можно считать установленным (Аравийский полуостров, возможно северо-восточная Африка). Очень необычные результаты принесло радиослежение за неполовозрелым орлом. Помеченный в марте 1995 г. в Саудовской Аравии, лето он провел в Северном Китае недалеко от южной границы Монголии, а на зиму вновь улетел в Саудовскую Аравию.

Стало очевидно, что это единственный метод, позволяющий достоверно выяснить, куда улетают на зиму наши орлы. Однако спутниковые радиопередатчики выпускаются только в США и Японии, они очень дороги. В России эти устройства применялись лишь в ходе международных проектов для радиомечения сибирского белого журавля (Якутия), японского и даурского журавлей (Приамурье, Даурия), белоплечего орлана (Камчатка). Не смог оказать помощь и профессор Б.Мейбург. Международная Рабочая Группа по Хищным Птицам в год метит лишь от 2 до 6 орлов и, не закончив плановые исследований в Европе и на Ближнем Востоке, переориентироваться на иные регионы не может.

Руку помощи протянули японские орнитологи. В 1998-1999 гг. Японское общество охраны диких птиц Wild Bird Society of Japan (Mr. Mutsuyuky J. Ueta), благодаря финансовой поддержке компании NEC, выделило для изучения миграций прибайкальских могильников четыре спутниковых радиопередатчика и оплатило их радиослежение. Именно благодаря этому научному проекту и были получены сведения о миграционном пути и районе зимовки прибайкальской популяции могильника, вошедшие в раздел "Год Орла".

Итак, мы узнали, где находятся зимовки нашей популяции могильника. Теперь на первый план выходит определение, в каких конкретно высотных поясах и ландшафтах Юньнаньского плоскогорья орлы зимуют, выяснение причин их гибели.

Официально редкие виды птиц находятся в Китае под охраной, но между реальным состоянием дел и формальным покровительством закона - большая дистанция. В этой стране запрещено хранение оружия и ружейная охота, но традиционно используются самые разнообразные ловушки для отлова птиц, и даже яды.

В последние десятилетия очень широко применяются (особенно для добычи уток и гусей) приманки, пропитанные усыпляющими препаратами. Орнитологами уже доказано, что резкое падение численности ряда сибирских видов птиц обусловлено именно неблагоприятными условиями на зимовках в Китае. Особенно показательны в этом отношении гуси. Их популяции, гнездящиеся в европейских тундрах России и зимующие в Западной Европе (где охрана птиц хорошо налажена), в послевоенные десятилетия постоянно увеличивались. Сейчас плотность гнездования этих птиц на европейском Севере не ниже той, что была в 19 веке. Ситуация с гусями гнездящимися в тундрах Восточной Сибири (а зимующими в Китае) совершенно иная. За последние 30-40 лет их количество здесь сократилось в десятки раз! Вызвано это сокращением площади водно-болотных угодий в Китае, являвшихся местами массовых зимовок водоплавающих птиц, а также сильнейшим охотничьим прессом.

Известно, что в Китае традиционно почти любая птица считается съедобной. Не делается исключений из этого правила и для орлов, даже наоборот, - из-за крупных размеров они рассматриваются, как особо ценная "дичь". Кроме прямого преследования, могильники, особенно молодые и неопытные, могут страдать от недостатка корма. Сельскохозяйственные ландшафты юго-западного Китая (при условии, что орлы зимой связанны именно с этими местообитаниями), скорее всего, не отличается богатством животных, способных послужить добычей для орла. Особая проблема - влияние на зимующих могильников пестицидов. В Китае эти препараты в последние 2-3 десятилетия используются в очень больших масштабах. Наблюдающееся в последние годы на Байкале снижение успешности гнездования могильника наводит на мысль о влиянии ядохимикатов, которые могут накапливаться птицами только на зимовке.

Возможно, места зимовки наших орлов располагаются в традиционно малонаселенных и слабо освоенных человеком местах (сравнительно высоко в горах?), а "китайское экономическое чудо" 1980-1990-х гг. привело к вовлечению этих территорий в интенсивный хозяйственный оборот, и как следствие - к разрушению естественной природной среды в местах зимовки прилетающих из Сибири пернатых хищников.

Для выяснения конкретных причин высокой смертности орлов в зимний период требуется помощь международных природоохранных организаций, привлечение китайских орнитологов. Без международных усилий сохранить мигрирующих птиц в современных условиях невозможно.

Но и в пределах своего гнездового ареала, т.е. в прибайкальских лесостепях, орлы пока что защищены совершено недостаточно. Ведь и здесь гибнет немало кладок, птенцов и взрослых птиц.

С 1997 года автор этой книги последовательно осуществляет проекты, направленные на сохранение прибайкальской популяции могильника. Первый из них (1997-1998 гг.) назывался "Сохранение орла-могильника на оз. Байкал" и финансировался Американским агентством международного развития (US AID).

Краткие его результаты таковы:

1. Совместно с И.Н.Сирохиным (ИГУ) проведены две фотоэкспедиции а Приольхонье и на о.Ольхон. Создана фотоэкспозиция о могильнике и культе Орла на Байкале, которая с 1997 года экспонируется в музеях г. Иркутска (с 2000 г. она будет постоянно находиться в информационно-визитном центре Прибайкальского национального парка).

2. Проведены учеты 1997 года и сбор данных по экологии вида.

3. Обобщены научные сведения о могильнике для готовящейся "Красной книге птиц Азии". Опубликованы научные (2), научно-популярные (4) статьи в журналах, статьи в СМИ (2), брошюра "Орел-могильник - птица байкальских легенд".

В 1998-1999 годах проводился уже упоминавшийся проект по спутниковому радиослежению за мигрирующими орлами, финансировавшийся Японским обществом охраны диких птиц.

В 1999-2000 годах осуществляется проект "Исчезающие властелины неба. Изучение и охрана редких видов хищных птиц и сов Предбайкалья", финансирующийся Фондом Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров. Среди исследуемых видов на первом месте стоял орел-могильник.

В рамках этого проекта в 1999 году проведены крупномасштабные учеты редких пернатых хищников, собран большой материал по их экологии. Был продолжен цикл научных и научно популярных публикаций, написана и опубликована эта книжка. Важнейшей частью данного проекта было выявление территорий, имеющих ключевое значение для сохранения "краснокнижных" хищных птиц и сов. В дальнейшем планируется придание таким участкам охранного статуса.

Надо заметить, что организация особо охраняемых природных территорий (ООПТ) является наиболее радикальным средством сохранения редких и исчезающих видов животных. Из них в нашей стране самый высокий охранный статус имеют государственные заповедники. К сожалению, в лесостепном ландшафте Прибайкалья нет ни одного заповедника. Между тем большинство видов животных и растений, включенных в Красные книги Иркутской области и Бурятии (и почти все вымершие здесь за последние несколько последних веков виды млекопитающих), связано именно с лесостепным ландшафтом.

В лесостепном Предбайкалье (густо населенном, в значительной степени распаханном) очень проблематична организация даже маленького по площади заповедника. В южной Бурятии - "Селенгинской Даурии" - степной и лесостепной природные комплексы сохранились в гораздо большей степени. Здесь наиболее полно, чем где-либо в Байкальском регионе, представлены степные виды растений, млекопитающих, птиц, рептилий и амфибий. Гнездятся в числе других редких видов пернатых и орлы: могильник, степной, беркут (возможно большой подорлик). Организация в этом районе хотя бы небольшого заповедника (хорошо бы - "кластерного", т.е. состоящего из нескольких участков) могло бы иметь огромное значение для сохранения биоразнообразия всего Байкальского региона.

Не менее актуален и проект создания заповедника в Баргузинской котловине. Сочетание одного из ценнейших водно-болотных угодий Восточной Сибири с реликтовыми степями делает эту территорию уникальной. Здесь обитает, пожалуй, наибольшее количество редких и исчезающих видов птиц, чем где-либо в Прибайкалье. Местная локальная группировка могильника - самая северная в регионе - насчитывает примерно 6 пар. В Баргузинской котловине достоверно обитают также большой подорлик, беркут, вероятно -степной орел. Надо заметить, что беркут гнездится во всех ныне существующих заповедниках нашего региона, т.е. в Витимском, Байкало-Ленском, Баргузинском, Джергинском, Байкальском.

Следующую за заповедниками ступеньку в иерархии особо охраняемых природных территорий занимают национальные парки. На территории Прибайкалья могильник обитает в двух из них. Остров Ольхон и Приольхонье - места обитания интереснейшей байкальской группировки вида - вошли в состав Прибайкальского национального парка (ПНП). Гнездовья могильника в Тункинской долине находятся на территории организованного в 1991 году Тункинского национального парка. Но здесь обитает лишь от 1 до 3 пар. Большой подорлик обитает в Забайкальском, Тункинском и, вероятно Прибайкальском национальном парках, беркут - во всех этих парках.

Создание национальных парков пока что не дало реального эффекта в деле сохранения могильника и его местообитаний. Охотничьи территории этого орла (пастбища и луга) являются собственностью колхозов или даже частных лиц. Национальный парк не может устанавливать здесь реальный охранный режим. Места гнездования этих редких пернатых хищников очень часто страдают от пожаров (в Тункинской долине), наплыва отдыхающих (на Байкале).

Необходимо создать охранные зоны вокруг гнездовий могильника в Прибайкальском и Тункинском национальных парках. Здесь следует запретить любые лесохозяйственные работы, устройство туристических стоянок, в мае-июле ограничить посещаемость таких участков. Но в современных условиях осуществление даже этих скромных охранных мероприятий очень затруднено. Прежде всего - вследствие существующей "автономности" не только всех включенных в состав национальных парков нелесных земель, но даже и "колхозных" лесов (места гнездования могильника на Ольхоне). Сказанное в значительной мере касается и проблем сохранения большого подорлика.

Нужны ежегодные учеты орлов на особоохраняемых природных территориях, наблюдения за успешностью их размножения. В Прибайкальском национальном парке такие мероприятия проводятся с 1997 года. Вероятно, следует привлекать к охране конкретных гнезд местных жителей - тех, кому дорога судьба этих священных птиц.

Низким охранным статусом обладают следующая группа особо охраняемых природных территорий - природные заказники. Они могут ограничивать лишь отдельные виды хозяйственной деятельности человека: охоту, рубки леса, мелиорацию, распашку. Сейчас эти территории переживают тяжелейший кризис - почти все они лишились инспекторов охраны, некоторые вообще ликвидируются. Но есть и примеры организации в последние годы новых заказников.

Комплексные заказники, объектом охраны в которых является весь природный комплекс - местообитания, растительный и животный мир - могут, в принципе, сыграть важную роль в сохранении прибайкальской популяции могильника, большого подорлика и степного орла. На юге Бурятии могильник, вероятно, обитает на территории 4 заказников: Ацульского, Боргойского, Тугнуйского, Шарагольского. В лесостепном Предбайкалье ООПТ этого типа нет. Результаты исследований 1999 года позволяют рекомендовать создание комплексного заказника в Нукутском районе Усть-Ордынского бурятского автономного округа. Предлагаемый участок представляет собой наиболее хорошо сохранившийся массив приангарской лесостепи. Это объясняется сложным рельефом, наличием наиболее высоких на левобережье Братского водохранилища гор, многие из которых с древности почитаются как священные. В настоящее время данный участок имеет ключевое значение для сохранения могильника и ряда других "краснокнижных" пернатых хищников.

"Закон об особо охраняемых природных территориях" ввел новое понятие - "природный парк". Учреждается такой парк местными, а не федеральными (как заповедники, национальные парки, федеральные заказники) органами власти, находится в их ведении. В Прибайкалье таких парков пока что нет. Между тем, прекрасно зарекомендовал себя Муравьевский природный парк, находящийся на юге Амурской области. Организован он районными властями, а сохраняет болота, где гнездится редчайший японский журавль, а также множество водоплавающих птиц. Здесь удалось удачно соблюсти как интересы местного населения, так и охраны природы.

Полагаю, что имеются все условия для создания подобного природного парка в Усть-Ордынском бурятском национальном округе. Для его коренного населения предбайкальские лесостепи на протяжении многих веков были "вмещающим и кормящим ландшафтом" (по терминологии известного историка и этнолога Л.Н.Гумилева). Именно лесостепь заселяли племена эхиритов и булагатов. Будучи скотоводами, они почти не углублялись в тайгу. А еще раньше - в V-X веках нашей эры - эти же районы населяли курыкане (также скотоводы). Кому как не потомкам эхиритов и булагатов должны быть особенно дороги степи, луга, окруженные ими лесные острова - ведь здесь жили и похоронены многие поколения их предков. Если хотя бы частично вернуть в этот ландшафт ныне почти исчезнувшие виды степных трав, птиц и зверей, тогда возрастет его эстетическая ценность, можно будет получить представление о том, какими были эти места века назад.

Более всего для подобной цели подходит выявленный автором 1999 году участок в бассейне реки Куды (Эхирит-Булагатский район автономного округа). Здесь сохранился массив со сложным и живописным рельефом, на котором достаточно полно представлено биологическое разнообразие приангарской лесостепи, располагаются ценные археологические памятники, священные места эхиритов и булагатов. Из орлов здесь гнездится наиболее угрожаемый вид - могильник.

При организации заказников и природных парков не требуется полностью изымать из хозяйственного использования сколько-нибудь крупные участки, (как это делается в заповедниках). В полной заповедности здесь и нет необходимости. Однако на включаемых в эти ООПТ землях следует изменить структуру хозяйства. В частности, максимально сократить площадь пашни, заменив их пастбищами. На исконных степных землях нельзя прекращать выпас домашних животных. Степные травы приспособлены к этому фактору, его удаление просто вредно. Без умеренной пастбищной нагрузки не могут полноценно существовать не только степная растительность, но и грызуны - "кормильцы" всех пернатых и четвероногих хищников.

Нежелательно восстановление поголовья овец, существовавшего до 1990-х годов. Вследствие своих экологических особенностей эти животные наносят серьезный ущерб растительности. Пожалуй, наиболее "экологично" табунное коневодство. Лошади намного меньше, чем овцы и даже крупный рогатый скот, вытаптывают пастбища. Они всегда играли важную роль в традиционном хозяйстве коренного населения Прибайкалья. Их разведение может быть весьма выгодным, особенно если создать на базе парка кумысолечебницу, подобную существовавшей до недавнего времени в Аларском районе Усть-Ордынского автономного округа. Спрос на кумыс - прекрасное лекарство от многих болезней - наверняка был бы значительным. Неплохо было бы, не столько с хозяйственной, сколько с познавательной и рекреационной целями, возродить здесь небольшие стада домашних верблюдов и яков.

Ведь один из основных способов использования территории природного парка является развитие на ней туризма. Не только местным коренным жителям было бы интересно посмотреть на природу предбайкальской лесостепи. Многие иркутяне, гости из других регионов и даже из-за рубежа наверняка станут посетителями этой особоохраняемой природной территории. Здесь был бы очень уместен этнографический музей, подобный музею "Тальцы" на Байкальском тракте, но посвященный исключительно истории и быту бурятского народа. Близость к городу Иркутску и к Качугскому тракту, по которому направляется основной поток отдыхающих на западное побережье оз.Байкал, также свидетельствуют о целесообразности создания такого туристического и оздоровительного центра.

Но если большинство людей будет относиться к орлам отрицательно, то не помогут и особоохраняемые территории. Тем более, что они даже в самом лучшем случае могут охватить лишь несколько процентов от общей площади местообитаний могильника, большого подорлика, степного орла. Существуют официально установленные штрафы за отстрел и отлов орлов. Они весьма значительны, хотя их градация вовсе не соответствует современному состоянию различных видов. Например, за добычу наиболее "благополучного" в наших условиях беркута установлен штраф в 50 минимальных окладов, а за глобально редкого большого подорлика - лишь 10. Могильник и стеной орел занимают "срединное" положение" - 25 окладов. За незаконное добывание или уничтожение на территории заповедников или национальных парков ущерб исчисляется в трехкратном размере.

Контроль над исполнением законов (в том числе и природоохранных) в последние годы резко ослаб. Необходимо донести до как можно большего числа людей информацию о бедственном положении диких животных, включая пернатых хищников и в частности - орлов. Необходима максимально широкая пропаганда их охраны в средствах массовой информации. Противозаконны не только отстрел, разорение гнезд, но и изъятие птиц из природы, содержание их в неволе.

Еще одна проблема - контроль за применением пестицидов, запрет наиболее опасных препаратов. Необходимо исследовать уровень содержания этих веществ в их организме, выяснить, где происходит накопление этих ядов - в местах гнездования или зимовки.

В Красной книге РСФСР (1983 г.) содержится предложение: для повышения успешности размножения могильника опробовать метод воспитания второго птенца в гнездах канюков и других хищных птиц или в тех гнездах орлов, где птенцы не вылуплялись. Этот метод успешно применялся по отношению к испанскому могильнику, в гнездах которого младший из птенцов часто гибнет от каннибализма. В Прибайкалье такие мероприятия неоправданны: наши могильники успешно выращивают выводки, состоящие из двух и даже трех птенцов. Для сохранения других видов орлов этот метод также вряд ли эффективен. Привлечение орлов на искусственные гнезда, практикуемое кое-где в Европе, в условиях нашего региона пока что не имеет большого смысла. В местах гнездования могильника и подорлика (не говоря о беркуте) леса не настолько вырублены, чтобы полностью отсутствовали пригодные для гнездования деревья. Орлы вовсе не разучились сами вить гнезда. Наоборот, искусственные гнездовья часто уступают по прочности и долговечности естественным. Нереальным представляется вольерное разведение и выпуск молодых орлов (могильников, подорликов, "степняков") в местах былого обитания. Более 20 лет таким образом пытаются восстановить истребленную человеком популяцию орлана-белохвоста в Великобритании (остров Рам), но доставленные птенцами из Норвегии, выращенные в вольерах и отпущенные на волю птицы до сих пор так не приступили к размножению. Возможно, лишенные "семейного воспитания" орланы просто не способны к самостоятельному гнездованию. Кроме того, крайне дорогостоящее вольерное разведение орлов в России практически невозможно по финансовым причинам.

Скорее всего единственным реальным механизмом сохранения орлиных популяций нашего региона является устранение причин высокой гибели птиц (прежде всего на зимовках), создания им приемлемых условий для обитания в районах традиционного гнездования. Из специальных мер, способных произвести ощутимый положительный эффект, можно назвать организацию специальных зимних подкормочных площадок для беркута. Зимующие орлы нередко гибнут из-за недостатка корма и такая мера охраны была бы очень полезна в одном из важных районов их зимовки - южной части Прибайкальского национального парка. Эффективность зимней подкормки доказал своими усилиями И.С.Воробьев, много лет охранявший беркутов в Нарымских горах восточного Казахстана. В районе истока реки Ангары подкормочная площадка могла бы сыграть важную роль и в сохранении зимующих орланов-белохвостов. В пределах Прибайкалье зимовка этого пернатого хищника известна лишь в этом районе. Увы, в наше время серьезнейшим препятствием в реализации подобных проектов выступает нищенское финансирование ООПТ, а также дефицит мясных отходов в результате кризиса животноводства.

И сами орлы и их гнезда, являются драгоценным и редким украшением природы Прибайкалья. Потеря этих исконных обитателей наших степей и лесов очень обеднит животный мир уникального природного региона, разорвет многовековые духовные связи местных коренных жителей с природой.

Пока еще этого можно избежать!

Хочу обратиться к читателям этой книги с просьбой: напишите мне об известных Вам легендах, посвященных Орлу, о горах и рощах, с которыми связаны какие-либо орлиные поверья. Буду благодарен за информацию о местонахождении сохранившихся до настоящего времени орлиных гнезд, о каких-либо случаях гибели орлов, а также за любую другую помощь в изучении и охране пернатых хищников Байкальского региона.

Мой контактный адрес: 664049, Иркутск, м/р Юбилейный, а/я 185, Прибайкальский национальный парк, тел. (3952)38-57-58, факс (3952)39-63-18, E-mail: pribpark@sibron.ru

Рекомендуемая литература:

  • Березовиков Н.Н. Беркут. Алма-Ата, 1986.
  • Брагин Е.А. Орлы. Алма-Ата, 1987.
  • Винокуров А.А. Редкие птицы мира. М., 1987.
  • Галушин В.М. Хищные птицы леса. М. 1980.
  • Лебедев В. Державный орел России. М., 1995.
  • Мальчевский А.С., Голованова Э.Н., Пукинский Ю.Б. Птицы перед микрофоном и фотоаппаратом. Л., 1987.
  • Пфеффер Р. Птица на руке. Алма-Ата, 1985.
  • Розовые чайки и черные журавли: Книга о редких и исчезающих птицах. Л., 1985.
  • Флинт В.Е., Сорокин А.Г. Сокол на перчатке. М. 1999.

к оглавлению "Байкал. Научно и популярно"